Наталья (natali_ya) wrote,
Наталья
natali_ya

В поэзии такое допускается




С научной точки зрения поэт Серебряного века, чьи строчки зашифрованы в этой картинке, допустил ошибку.
Какую?


АПДЕЙТ
Оказывается, ошибка-то там даже и не одна.
Но я не стану требовать перечислить их все)))

ОТВЕТИЛИ: caballo_marino antigona88 maiorova svetlana_gs user_ami yuri4z5lf sozertsatel wolfriend ilmarill Vasily Vasilev vesta_svetik ellen_solle post_aetatem galyad nerca88 korneya_pee mu_tti vmel
Tags: стихи в картинках

Posts from This Journal “стихи в картинках” Tag

  • Одна строчка

    Одна строчка стихотворения, всего три слова. ОТВЕТИЛИ: laralelya caballo_marino user_ami mu_tti

  • Тревожное стихотворение

    Не забывайте про ПОРОШКИ-ЗАГАДКИ, а я пока представлю вам очередные стихи в картинках. Стихотворение, может быть, и малоизвестное, но поэт очень…

  • Странности любви

    Судя по третьей строчке этого стихотворения, его лирический герой был фетишистом. Ответьте двумя словами, что он разлюбил? ОТВЕТИЛИ:…

promo natali_ya 18:07, вчера 11
Buy for 30 tokens
Появление некоторого ПАРОВОЗА явилось толчком для жутковатых переживаний, настигших поэта Серебряного века. В стихотворном произведении другого автора ПАРОВОЗ стал участником несчастного случая, повлекшего за собой серьезное травмирование. Назовите животное, деятельность которого основные…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 65 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →

Bestantigona88

May 18 2017, 14:23:07 UTC 2 months ago

  • New comment
Вспомнилось:
Только что по радио передали о запуске первой советской ракеты на Венеру – дело было в январе 1961 года. Совершенно очевидно, что Манучаровой немедленно нужен был материал о Венере – ведь «Известия» выходят вечером, а «Правда» – утром, и органу Верховного Совета СССР представилась довольно редкая возможность опередить центральный орган… <...> Не так-то просто найти в Москве человека, способного «с ходу», меньше чем за час накатать статью в официальную газету. Осознав своё монопольное положение, я сказал Манучаровой:
– Согласен, но при одном условии: ни одного слова из моей статьи вы не выбросите. Я достаточно знаком с журналистской братией и понимаю, что в вашем положении вы можете наобещать всё что угодно. Но только прошу запомнить, что «Венера» – не последнее наше достижение в Космосе. Если вы, Женя, своё обещание не выполните – больше сюда не приходите. Кроме того, я постараюсь так сделать, что ни один мой коллега в будущем не даст в вашу газету даже самого маленького материала.
– Ваши условия ужасны, но мне ничего не остаётся, как принять их, – без особой тревоги ответствовала журналистка.
И совершенно напрасно! Я стал быстро писать, и через 15 минут, не отрывая пера, закончил первую страницу, передал её Жене и с любопытством стал ожидать её реакции. А написал я буквально следующее: «Много лет тому назад замечательный русский поэт Николай Гумилёв писал:
На далёкой звезде Венере
Солнце пламенней и золотистей,
На Венере, ах, на Венере
У деревьев синие листья…»
Дальше я уже писал на привычной основе аналогичных трескучих статей такого рода. Правда, вначале пришлось перебросить мостик от Гумилёва к современной космической эре. В качестве такового я использовал Гавриила Андриановича Тихова с его дурацкой «астроботаникой». Что, мол, согласно идеям выдающегося отечественного планетоведа, листья на Венере должны быть отнюдь не синие, а скорее красные – всё это, конечно, в ироническом стиле. После такого вступления написание дежурной статьи никаких трудов уже не представляло.
Прочтя первые строчки, Манучарова схватилась за сердце.
– Что вы со мной делаете! – простонала она.
– Надеюсь, вы не забыли условия договора? – жёстко сказал я.
Отдышавшись, она сказала:
– Как хотите, но единственное, что я вам действительно реально могу обещать, – это донести статью до главного, ведь иначе её забодают на самом низком уровне!
– Это меня не касается – наш договор остаётся в силе!
<...>
«Известия» тогда я не выписывал. Вечером я звонил нескольким знакомым, пока не нашёл того, кто эту газету выписывает.
– Посмотри, пожалуйста, нет ли там моей статьи?
– Да, вот она, и какая большая – на четвёртой полосе!
– Прочти, пожалуйста, начало.
Он прочёл. Всё было в полном ажуре. Более того, над статьей «сверх программы» – огромными буквами шапка: «На далёкой планете Венере…». Они только гумилёвское слово «звезда» заменили на «планету». Ведь для чего-то существует в такой солидной газете отдел проверки: посмотрели в справочнике – нехорошо, Венера не звезда, а планета! Поэт ошибался – решили глухие к поэзии люди. Ну и чёрт с ними – это, в сущности, пустяки. Главное – впервые за десятилетия полного молчания имя поэта, и притом в самом благоприятном контексте, появилось в официальном органе! Забавно, что я потом действительно получил несколько негодующих писем чистоплюев – любителей акмеизма – с выражением возмущения по поводу замены звезды на планету …
(И.С. Шкловский, "Эшелон")
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →