Наталья (natali_ya) wrote,
Наталья
natali_ya

Хеврон.

Дождалась окончания рассказа и теперь решила перепостить. По ссылкам можно посмотреть предыдущие части.

Оригинал взят у luckyed в Хеврон. Дневник одного дня. Часть четвёртая и последняя - сакральная: Вечность
Часть первая - сентиментальная: Свет
Часть вторая - иронико-патетическая: Лица   
Часть третья - контрастная: Боль и цвет

И исполнились души наши глубокой болью и ярчайшим цветом предыдущей части. И стало ясно, что настал МОМЕНТ. То - самое важное, ради чего многие и стремятся в Хеврон. И даже проводники не понадобились нам, хотя друзья прекрасно знали дорогу. Ошибиться было невозможно. Направили мы утлую нашу лодчонку вслед за струйками людскими, на первый взгляд хаотичными. Но струйки сливались в ручейки, ручейки - в реки. Головы закружились вместе с мыслями, сознание померкло на мгновение (или просветлело?), и образ несокрушимого покоя среди вечной суеты возник перед мысленным взором.
       




Но мираж рассыпался, и вот уже мощный человеческий поток несёт нас по направлению к облицованному иерусалимским камнем зданию с лестницей и башней, одиноко возвышающейся над Хевроном. Так это и есть Пещера Махпела?

     

Разношёрстный люд окружил нас, завертел, внёс в толпу неопределённых размеров, включающую мужчин и женщин всех цветов и возрастов, детей, грудных младенцев и установил в конец длиннющей колонны. 

     

Я не люблю больших скопищ народа. Чаще всего они агрессивны.
Я побаиваюсь толпы и стараюсь её избегать. Обычно массы людей генерируют отрицательную энергию.
Одно из редчайших исключений - толпа на джазовом фестивале в Эйлате. Яркая, разноцветная, дружелюбная, весёлая, пропитывающая тебя таким запасом положительной энергии, что может и на год хватить.
На сей раз мы стали частью особого человеческого множества. Неторопливого, целеустремлённого, относительно моноцветного и нисколько не агрессивного.
Вкрапления колясок и детей создавали вокруг себя небольшие, но прочные островки безопасности.
Женщины и мужчины, разделённые невидимой, но реальной чертой, бесконечным потоком приближались к цели.
 

Были веселящиеся в предверии долгожданного момента.
 

Но в основном толпа серьёзно молчала. Знаете ли вы, дамы и господа, с каким шумом молчит толпа?
 

В конце-концов и перед нами открылся заветный проход и пропустил нас внутрь.
А, собственно говоря, куда?
Тут самое время остановиться, удобно устроиться и послушать ряд историй. 
Есть несколько вариантов, расшифровывающих название пещеры. Махпела в переводе с иврита означает "двойная", "удваивающая", "парная", и название связывают с тем, что в ней похоронены четыре пары великих предков.
Еврейская устная тора - Мидраш рассказывает, что Авраам в погоне за волом как-то забрёл в эту пещеру и увидел яркий свет, исходящий из земных недр. Голоса ангелов поведали ему, что в этом месте покоятся прародители всего человечества Адам и Ева. Вот он -  вход в Рай, тот самый тоннель, где земное соединяется с небесным. Авраам купил пещеру у хозяина хетта Ефрона за довольно большие по тем временам деньги - 400 шекелей серебром, позже похоронил в ней свою жену Сарру и завещал захоронить там себя. Там же обрели вечный покой сын Авраама Ицхак с женой Ривкой, и внук  Иаков-Исраель с женой Лией.
 Дальнейшая история пещеры полна сказаний и недосказанностей. Побывал там и Оттоманский султан, уронивший в глубины свою "бесценную" саблю. Тут же за ней один за другим в разверстую щель были спущены верные слуги, но обратно на белый свет их извлекли мёртвыми и без сабли. Больше дураков среди мусульман не оказалось, и за саблей был спущен еврей. По легенде вызвался это сделать, чтобы спасти собратьев от ярости султана, знаменитый каббалист и автор книги "Хесед ле-Авраам" Авраам Азулай. Спустившись вниз, он был допущен в Рай, где повстречал Адама с Евой, Авраама и других великих предков. Азулай был человеком преклонного возраста, много успевшим сделать за свою жизнь. Он не хотел возвращаться, но был вынужден, ибо знал, что может сотворить султан с Хевронскими евреями, не получив любимую железяку. Праотцы отпустили его в наш мир, но только на один день. Тиран получил свою саблю, а Азулай на следующее утро умер. И оставался в легендарно-историческом кружеве единственным человеком, коему было дозволено хоть ненадолго вернуться из запретной пещеры. Понятно, что такого рода истории оберегали вход в Меарат ха-Махпела надёжнее любых замков и запретов.
 Так продолжалось до 8 июня 1967-го года - дня победы Израиля в Шестидневной войне. Вместе с Иерусалимом был освобождён и Хеврон.
 

Иорданские войска отступили, а вместе с ними бежала часть арабских жителей. Оставшиеся заперлись в своих домах и вывесили белые флаги. Боялись кровавой еврейской мести за тот самый погром 1929-го года, описанный в предыдущей части
 
Итак, опустевший Хеврон. Безлюдные улицы. Мёртвая тишина. Растворённый в воздухе страх...
Длительная пауза, как в добротном голливудском боевике. Внезапно, с окраины города доносится шум мотора. Одного! А где танки? Где мотопехота? Где вооружённые до зубов десантники? Мы видим только клубы пыли. Вернее, не клубы, а клуб. Одинокий джип останавливается перед входом в пещеру. В нём два человека. Водитель остаётся за рулём, а из машины выходит полумёртвый от усталости Шломо Горен, в то время - главный раввин израильской армии. Он проходит в пещеру и .... начинает молиться.
Такова была "кровавая еврейская" месть!

А через некоторое время произошла первая в современной истории официальная попытка приподнять завесу над тридцатисантиметровым проёмом, ведущим к тайне тайн. Не стану описывать это событие своими словами, а приведу фрагмент из книги Моше Даяна (в то время - министра обороны): 
« Первой спустилась по нему Михаль, дочь одного из наших офицеров, тоненькая двенадцатилетняя девочка, отважная и сметливая, не побоявшаяся не только духов и бесов, существование которых не доказано, но и змей и скорпионов, которые являются вполне реальной опасностью. …Спустившись в пещеру с фонарем и фотоаппаратом она сделала фотоснимки и наброски увиденного карандашом. Выяснилось, что в подземелье имеются надгробия, арабские надписи Х в. по Р.Х., ниши, ступеньки, которые ведут наверх, хотя вход заделан, мало того, на фотоснимках не было видно следов двери ».

Вот уникальный снимок исторического спуска, найденный мной в интернете:

 

Существуют и воспоминания самой Михаль Арбель. Они не раз публиковались, но менее интересными не стали:
 « В среду 9 октября 1968 года, мама спросила меня, не соглашусь ли я спуститься в подземелье под Меарат ха-Махпела. …Машина тронулась и вскоре мы были в Хевроне….Я вылезла из машины и мы пошли в мечеть. Я увидела проем, через который должна была спуститься. Его вымерили, его диаметр равнялся 28 см. Меня перевязали веревками, дали фонарь и спички (чтобы определить состав воздуха внизу) и начали спускать. Приземлилась я на кучу бумаг и бумажных денег. Я оказалась в квадратной комнате. Напротив меня были три надгробия, среднее более высокое и более разукрашенное, чем два других. В стене напротив был небольшой квадратный проем. Наверху немного отпустили веревку, я пролезла через него и очутилась в низком, узком коридоре, стены которого были высечены в скале. Коридор имел форму прямоугольной коробки. В конце его была лестница, и её ступеньки упирались в заделанную стенку….Я вымерила шагами узкий коридор: он равнялся 34 шагам. При спуске я насчитала 16 ступенек, а при подъеме только пятнадцать. Я поднималась и опускалась пять раз, но результат оставался тем же. Каждая ступенька была высотой 25 см. Я взошла по ступенькам в шестой раз и постучала в потолок. Раздался ответный стук. Вернулась назад. Мне дали фотоаппарат, и я спустилась снова и сфотографировала квадратное помещение, надгробия, коридор и лестницу. Снова поднялась, взяла карандаш и бумагу и снова спустилась и сделала наброски. Вымерила комнату шагами: шесть на пять. Ширина каждого надгробия равнялась одному шагу и расстояние между надгробиями тоже одному шагу. Ширина коридора равнялась одному шагу, а его высота — примерно одному метру.

Меня вытащили. При подъеме я обронила фонарь. Пришлось снова спускаться, снова подниматься. Михаль. »

После этого проём закрыли плитой, оставив маленькое отверстие, куда мусульмане опускают неугасимую лампаду, символизирующую райский свет, увиденный нашим общим праотцом Авраамом, а сверху установили балдахин.
 
© Кафедра библеистики Московской православной духовной академии

Но на этом история не заканчивается. В 1981-ом году несколько человек, воспользовавшись шумом и молитвенной суетой взломали замки на так называемом "светличном отверстии" и проникли внутрь. При помощи специального оборудования (среди "взлоищиков" были профессиональные археологи) им удалось приподнять надгробья. Под ними оказался ещё один проход. Подтвердилась вторая расшифровка названия пещеры. Она действительно оказалась двойной.
 
 
Помещение, куда попала Михаль, являлось всего лишь "ламповой комнатой", а все надгробья в нём  были фальшивыми.
 В 1981-ом удалось проникнуть на следующий уровень, но проходы вниз оказались заполненными землёй.  Для более глубоких исследований понадобилось бы серьёзное археологическое вмешательство. И это была только наружная пещера. С тех пор неприкосновенность входа, охраняемого израильской и палестинской службами безопасности, более нарушена не была. Гробница ждёт своего Индиану Джонса или, в крайнем случае, Лару Крофт.
А теперь пришло время оглядеться по сторонам. Всё, что видим мы внутри, не сами могилы, а указатели на них. Так и написано на разъясняющих табличках.
Это праотец Авраам.
 

А вот - праматерь Сарра.
 

Огромное количество людей собралось здесь сегодня помолиться ...
 
 
...или просто посмотреть.
 

Иаков и Лия...
 

  А это - зал Ицхака и Ривки. Шатры в центре символизируют их надгробия. Именно здесь в 1994-ом году Барух Гольдштейн, открыв огонь из автомата, убил 29 и ранил 125 мусульман. После этого ужасного события доступ в пещеру был разделён, чтобы не допустить одновременного нахождения в пещере евреев и арабов. 
 

В этот зал евреев допускают молиться лишь несколько дней в году. Тогда ковры убирают в сторону, и следящие за порядком солдаты молча и внимательно взирают на всех с высоты сложенных циновок. Среди арабской вязи и расписания мусульманских молитв.
 

Мы покинули это сакральное место. Н
аше путешествие завершилось.
      
А вне этих святых стен люди продолжали молиться и отдыхать...
 

...или просто радоваться жизни.
      

    
 Дамы и господа. Мы провели вместе этот незабываемый день. Вслед за мною прошли вы все четыре части, держась за путеводную цепочку слов. Как говорил хитрый мудрец Эжен Ионеско: "Важны только слова, всё остальное - болтовня".
 В начале был свет, и заселил он души наши, но не ослепил, а подготовил к любви. Ибо любовь к человекам, таким разным в своих убеждениях и стремлениях и таким схожим в своих мечтах, ко всему нашему жестоковыйному народу и стала сутью того урока, что попытались преподать нам неожиданно многолюдные улицы Хеврона. Свет в душах и любовь в сердцах подготовили нас к невыносимому состраданию третьей части.
Ибо - "СО СТРАДАНИЕ" (вспомним Ионеско).
 И герои повстречались на нашем пути. Были они из плоти и крови. Герой всегда идёт впереди, но и боль, и камень, и не только благодарность, но и презрение наше с вами встречает первым. А легенды о подвигах создаются позднее, после утверждения старушкой историей. Один из них взял нас за руку и вывел из обители боли к к ярким цветам своего (нашего) мира.
 А в конце мы побывали в удивительном пространстве. Ристалище, где история и религия, легенды и реальность (хотя кто умеет их различить?) переплелись в диковинном спектакле. Место невероятной мощи, дарящее свет рая либо открывающее проход в адскую тьму. Кому что! А всё от нас зависит,  дамы и господа. Не только от молитв, но и от действий.

Пришла пора прощаться. Уходя, мы, как и полагается в сказаниях, оглянулись. Такой картинкой провожал нас Хеврон.
      

Толкование её - дело и право каждого. Как и иных моих хевронских фотографий. В любом изображении солдата можно распознать защитника или убийцу. Интерпретаторов, к сожалению, хватает. 
А я на прощание просто процитирую замечательную фрашку Станислава Ежи Леца:

 "А что ты в анкете ответить бы смог
  На вопрос, не сложнее многих иных?
  Смотрел ли когда-нибудь в тюремный глазок?
  И, если да, то с какой стороны?"


P.S. По официальным данным в тот день в Хевроне побывало сорок тысяч человек.


Tags: перепост
Subscribe
promo natali_ya september 21, 2019 12:03 6
Buy for 30 tokens
Начинается голосование за лучшие перевёртыши в конкурсе "Наше всё"! Голосовать можно за несколько перевёртышей сразу. Имена авторов перевёртышей станут известны только по окончании голосования, которое будет проходить 3 дня: с 14.09 по 17.09 включительно. Для привлечения участников ссылки…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

  • 2 comments