Наталья (natali_ya) wrote,
Наталья
natali_ya

Александр Генис "Эссе 2003-2008"

Люди описывают свои впечатления о прочитанной книге после того как её прочитают, и только я, едва начав читать, тороплюсь высказаться. Правда, такое бывает, только если книга мне очень понравится. Впрочем, про эту книгу как раз можно так писать, это же эссе. Тут связного сюжета нет, тут собраны размышления автора на самые разные темы, связывает их только личность и талант автора.

Невозможно ждать пока прочитаешь до конца, когда хочется прямо сейчас выразить свой восторг от фраз и фразочек типа такой:
- И он, бесспорно, прав, - выслушав меня, сказала венецианская славистка, преподававшая здешним студентам "Ночной дозор" и прочую классику.

Скажу спасибо henic-у за рекомендацию прочитать эту книгу и помещу под кат... Нет, не несколько перлов по типу уже приведённой цитаты, а просто один кусок, который пока последний из прочитанного, то есть, я его специально не выбирала, хочу показать, что в этой книге всё "вкусно".

Итак, автор решил навестить Третьяковскую галерею.

Уже дорога сюда была поучительной, с тех пор как поумневшее метро украсило себя заемной мудростью.

«Любовь к родине начинается с семьи», - прочел я, коротая путь под землей. Изречение Фрэнсиса Бэкона иллюстрировала матрешка, некстати напомнившая мне начиненного бабушкой волка из «Красной Шапочки».

В Третьяковке, однако, свои сказки. Самая страшная - «Аленушка»: глаза дикие, сразу видно, что сейчас утопится. Зато пейзажи располагают к покою и, я бы сказал, к рыбалке. Чувствуется, что клюет - и у Поленова, и у Левитана.

У Верещагина еще и стреляют, причем прямо сейчас. Его картины напоминают актуальный комикс о террористах и называются в настоящем времени: «Высматривают», «Нападают врасплох», «Представляют трофеи». Возле знаменитого полотна с самаркандскими воротами гид широким жестом остановил экскурсию и объявил: Persia. Иностранцы согласно закивали.

Переключившись с нарисованной жизни на настоящую, я стал осматривать вместо экспонатов зрителей. Больше других мне понравился дородный мужчина, застрявший возле картины «Развал» какого-то другого, незнакомого мне Сорокина. На холсте изображалась барахолка: хомуты, иконы, кираса и портрет Суворова.

«Нет, - горько сказал сам себе зритель, - ничего в этой жизни не меняется».

Но это, конечно, неправда: Москва становится все менее понятной. Во всяком случае, для меня. На бульваре, например, висела вроде бы и незатейливая афиша: «Игорь Саруханов: 20 лет под парусом любви». Но я никогда не узнаю, как выглядит этот русский Арион, потому что прохожие пририсовали ему пейсы, крест и лозунг: «Долой правительство Ющенко».

Привычно почувствовав себя чужим на празднике, я отправился «наблюдать реализм жизни». Он не заставил себя ждать. У памятника Марксу, и впрямь похожего, как писал Довлатов, на кляксу, бездомный негр собирал окурки.

- Все, как дома, - слегка запутавшись, подумал я, но был не прав, потому что в Москве другая архитектура.


"Все, как дома, это значит в Америке, где Генис живёт с 1977 года.

После этой книги я влюбилась в Гениса, буду всё его читать подряд. Читать и читать. :)
Tags: книги
Subscribe
promo na_vstrechku 19:46, вчера 17
Buy for 40 tokens
Похоже, правда ? - вот, и нет... Мизансцена чем-то похожа.. балкончик , увитый зеленью... Но на самом деле это Филипп II Август, король Франции, актер в роли Филиппа Августа. А что это за актер, если вы еще не догадались, вы поймете, просмотрев эту запись до конца) На самом деле ,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 41 comments