Наталья (natali_ya) wrote,
Наталья
natali_ya

Надежда Кожевникова "Незавещанное наследство. Пастернак, Мравинский, Ефремов и другие"

Сначала прочитала эту книгу: Надежда Кожевникова "Елена Прекрасная", и написала о ней. Теперь читаю ту, что в названии поста.

Надежда - дочь Вадима Кожевникова, того, что написал "Щит и меч", "Знакомьтесь, Балуев!"... Он был ещё и партийный функционер, лауреат всяких премий и орденов, делегат какого-то там съезда партии...
Надя с самого раннего детства видела у себя дома известных писателей, артистов, режиссёров...
С 1997 года она живёт в США.

Теперь о книге. Тем, кто ищет в мемуарной литературе документалистики, читать её не советую. Тем, кого возмущает неблагосклонный отзыв о каком-то из их любимых писателей или артистов, тем более, эта книга может вас ненароком разозлить. А я читаю и получаю удовольствие. Если бы Надежда Кожевникова вела блог в ЖЖ, я бы ходила за ней и читала всё, что она напишет, задавала бы ей вопросы и тому подобное.

Она на всё и на всех имеет свой взгляд и высказывает его, кое в чём я с ней согласна. Не во всём, но во многом.

Под катом одна цитата, чтобы могли составить себе представление о том, как пишет Надежда Кожевникова, а пишет она хорошо! Это моё мнение, которое я тоже не нахожу нужным скрывать! ))

Итак, Надя была ребёнком, когда жила с родителями в Переделкино, а там, как вы понимаете, вся верхушка советской творческой интеллигенции. Отрывок будет из главы "Собаки советских классиков" , она делится своими детскими воспоминаниями об этих собаках, перемежая их взрослыми рассуждениями об их произведенях.

«Мы с отцом шли по нашей улице Лермонтова, Джинка в то время был щенком, и у дачи Лавренёва вдруг выскочил лютый зверюга, черный с подпалинами, вцепился в Джинку, уверенный, как всегда, в своей безнаказанности.

Папа обычно прогуливался с палкой–дубиной, которую я, кстати, с родины вывезла в числе семейных реликвий, таможней пропущенной, не сочтённой, как редкость, а зря. Эту дубину я выхватила из папиных рук и обрушила лавренёвскому псу на темя. Тот взвыл и бросился на меня. Тут писатель Кожевников, не долго думая, выхватил из кармана куртки финку, и всадил в бок уложившей меня на спину собаке. Я закричала: папа, что ты наделал?! И до сих пор помню выражение его лица. Трудно определить какое. Скорее никакое. Знакомое в нём исчезло. Он повернулся спиной и пошёл вперед, удаляясь от меня.

“Сорок первый” Лавренёва я прочла уже взрослой – сильная, страшная книга.

С “изображениями” увешенного наградами другого классика, Тренёва, не сравнить, чья прославленная “Любовь Яровая” – просто мерзость, чувство гадливости оставляющая своей лживостью, лицемерием, верноподнически спетым гимном предательству. А в “Сорок первом” автор, Лавренёв, заглянул в бездну, так называемой, классовой борьбы, и, видимо, сам испугался, всё им после написанное куда тусклее, жидче. Лавренев сам был из офицеров той, прежней выучки, в войну у него погиб сын, трагическое проступало в нём зримо, поэтому, может быть, и дача казалась мрачной. Бремя невысказанности он нёс в себе, а ответила, заплатила свирепая, перенасыщенная злобой его собака, по снегу отползающая, оставляя кровавый след.

Потом эту дачу купила Галина Серебрякова, вернувшись из лагеря при Хрущеве, сочинительница эпопеи про Карла Маркса. Слухи шли, что в лагере она оказалась стукачкой. Может быть, да, а, может быть, нет. Выжила – значит, под подозрением. Но собак, натасканных на травлю, не заводила, а потом умерла. В дачу вселились неприметные, ни к чему непричастные её родственники. Но спустя даже многие годы, я, проходя мимо, старалась в сторону дома–башни не смотреть. Тяжко, за всё, за всех. И разве собаки виноваты за то, что их люди так воспитали? Но и людей тоже жалко. Если задуматься, особенно жалко именно их, людей».
Tags: книги
Subscribe
promo na_vstrechku 20:22, yesterday 7
Buy for 40 tokens
театр - храм искусства Ars longa, vita brevis est — латинское изречение. И, казалось бы, все понятно. Жизнь коротка ? — коротка, кто бы сомневался, увы это так. Искусство долговечно ?— Венере Милосской сколько веков уже, а творца ее давно нет, — значит, долговечно. Ведь пережила…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 46 comments