Наталья (natali_ya) wrote,
Наталья
natali_ya

Categories:

Олег Басилашвили. Неужели это я?! Господи...

О том, что я люблю мемуарную литературу, я уже не раз говорила, и вот ещё одна прекрасная книга этого жанра. Пока дочитала лишь до середины, но, как всегда, не могу удержаться, чтобы уже сейчас о ней не написать. Я ещё не дошла до тех глав, где Олег Валерианович пишет о театре и кино, прочитала воспоминания о детстве, войне, эвакуации, родителях, бабушках и дедушках...
Читается на одном дыхании, просто не оторваться. Потрясающая память, прекрасный язык, выверенный слог и тонкий юмор.

Мне кажется, что я ещё не раз захочу поделиться своими впечатлениями о том или ином эпизоде из этой книги хотя бы потому, что нашла в ней много созвучного своим мыслям. Сегодня отрывок, в котором Олег Басилашвили рассказывает о своём отце.

«Он ушел на трудовой фронт в августе 1941 года, пришел оттуда домой, на Покровку, в конце октября, черный, исхудавший. Он провел около сотни человек через линию фронта – наши войска отступали и бросили гражданских, копавших окопы и противотанковые траншеи, на произвол судьбы, забыли о них. Отец вывел всех в Москву, пробравшись через передовые немецкие позиции, и дошел до нашего дома на Покровке, не встретив ни одного красноармейца.
Отправив нас в эвакуацию, отец добровольцем пришел на призывной пункт и отправился на фронт. Его солдатский вещмешок, так называемый сидор, который он берег всю жизнь, я храню до сих пор.
Он прошел всю войну – от Москвы через Курскую дугу, через Сталинград, Яссы, Бухарест, до Будапешта, где встретил Победу в чине майора.
В самые трудные дни войны, в октябре 1941 года, вступил в партию. Это был, несомненно, акт гражданского мужества: никто не знал, чем кончится война, и одержи победу немцы – не поздоровилось бы партийным… В мирное время вряд ли отец вступил бы в партию. Думаю, он хорошо понимал, что творится в стране, не зря под кроватью много лет у него стоял чемоданчик; в нем теплое белье, носки шерстяные, шапка-ушанка, варежки, пирамидон – набор для зэка.
Но – бог милостив. Пронесло. А ведь могло и не пронести – в бытность свою в Тбилиси он знал Орджоникидзе, попав в Москву, мог бы заручиться его протекцией. Но, видя, что происходит, ушел в сторону и завел на всякий случай чемоданчик.
А «всякие случаи», то есть аресты, происходили почти ежедневно… и до, и после войны.
Исчез К., один из сотрудников Политехникума, сослуживец отца.
Исчез племянник нашей соседки Аси.
Исчезли родители моего детского друга Витьки.
Исчез брат маминой подруги – Виктор.
Исчез отец моего школьного приятеля, лауреат Сталинской премии.
Мамин сослуживец повесился на работе: замучила совесть. Он был завербован в осведомители НКВД.
Сошла с ума мамина подруга – от страха, считая, что за ней следят и хотят арестовать. Когда сын приходил к ней в психбольницу, она ему говорила: «Не надо выдавать себя за моего сына. Вы грубо работаете, вам я ничего не скажу…»



СКАЧАТЬ
Tags: книги
Subscribe
promo natali_ya 18:32, tuesday 20
Buy for 30 tokens
Этот список насчитывает несколько десятков персонажей. Среди них две хорошо известных нам рептилии, человек обладающий неким уникальным свойством, позволяющее ему передвигаться в пространстве неким особым образом а также учёный-инопланетянин. Если вы вспомните известного литературного героя конца…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 63 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →