Наталья (natali_ya) wrote,
Наталья
natali_ya

Юрий Поляков "Гипсовый трубач"

Сейчас читаю этот роман, прочитала первую часть, заканчиваю вторую (роман состоит из трёх частей).

Одна из аннотаций:
"Cкандально известный режиссер и автор популярных женских романов отправляются за город писать киносценарий. Они рассказывают друг другу множество смешных и грустных историй, вспоминают любимых женщин и случайных знакомых".
- - - - - - - - - - - - - -
Читается легко. Достаточно хороший и легкий язык. Хороший слог, много иронии... Но царапает оскорбительно-уничижительный тон, которым автор, как бы между прочим, походя, говорит о многих известных людях. Одних он называет их настоящими именами, другим даёт имена вымышленные, но легко узнаваемые.

Стала просматривать рецензии, их много, большинство хвалебные, даже с «Декамероном» сравнивают, но того, что мне не понравилось не нашла нигде, поэтому и решила написать.

Я думала: ну почему и зачем Поляков "лягает" всех и вся? Мне показалось, что ответ на это даёт персонаж, устами которого всё это и произносится:

– Поймите, Андрей Львович, в искусстве всегда должна быть обида! Всегда. Но мелкое, дежурное искусство обижается только на свое время. А большое, настоящее искусство обижается на вечность!

Не эта ли «обида на вечность» присуща и самому Полякову?

Вот что он пишет о Высоцком и тут же о Гребенщикове.

"Тогда влюбленный студент сложными путями добыл домашний телефон кумира салонов и подворотен.
.....
Это раньше, в голодной актерской молодости, он мчался петь в любой трудовой коллектив за смешную мзду, а то и просто за накрытый стол. Но теперь, сыграв Гамлета, снявшись у Говорухина, вкусив Марины Влади и славы, он все реже откликался на скромные приглашения. Конечно, Владимир Семенович умер бы не от морфия с водкой, а от изумления, если бы узнал, сколько за свои суггестивные блеянья на корпоративных вечеринках берет нынче тот же Гребенщиков. Но тогда, в семидесятые, по советским меркам, гонорары гения блатных аккордов были огромны, да и Марина Влади, урожденная Полякова, тоже была при валюте".


Вот переделанные имена, но легко узнаваемые.

"Автор, затая дыхание, следя за ней, делал вид, будто разглядывает новый роман Павлины Душковой «Тайна кантона Гларус».
«Город Женева расположен на берегу одноименного озера», — прочитал он первую фразу, заскрипел зубами, вскипел профессиональной яростью и подумал, что за такое начало писателя надо расстреливать на месте".

"А некогда знаменитая телевизионная красавица, народная дикторша Жиличкина, усохшая почти до энтомологических размеров, восхищалась тем..."

И ещё очень много имён. Узнаваемых сразу, узнаваемых после долгих размышлений, так пока и не узнанных, но кого-то смутно напоминающих...

Tags: книги
Subscribe
Buy for 40 tokens
Фотографии из супермаркета TOSC в Тоттори. Специально поснимала овощной отдел, там много необычного. Рэнкон - корень лотоса. В Японии его варят, варят, тушат, панируют в сухарях и готовят как темпуру, а также добавляют в салаты. Впервые я попробовала рэнкон в Йокогаме. Там он был маринованным,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 28 comments