Наталья (natali_ya) wrote,
Наталья
natali_ya

«Таких не берут в космонавты»

Как ни парадоксален и обиден этот факт, но математики, рыцари «царицы наук», никогда не станут лауреатами наиболее престижных – Нобелевских – премий, присуждаемых ежегодно Шведской академией за выдающиеся научные достижения. Никто не облачит их в черные академические мантии, специально приготовленные к торжественному дню вручения премий, их не поздравит с высоким званием шведский король, никто из них не прочтет традиционную нобелевскую лекцию. А, казалось бы, чем они хуже физиков, химиков, биологов, медиков... Увы, Нобелевских премий по математике не было, нет и никогда не будет, ибо такова воля их учредителя. Чем же насолили математики великому изобретателю динамита, решившемуся на такой шаг? Тем более что в первоначальном варианте завещания и математика была названа Нобелем в числе премируемых (а следовательно, и «премьерных») наук. Историки выделяют здесь две причины-версии, послужившие основой этого решения.

Версия первая (франко-американская): выдающийся шведский математик Миттаг-Леффлер (иностранный член Петербургской академии наук, а впоследствии иностранный почетный член АН СССР) настойчиво и небезуспешно ухаживал за женой Нобеля. Узнав об этом, учредитель премий решил отомстить обидчику и его науке таким своеобразным способом.

Версия вторая (шведская); во время составления нобелевского завещания Миттаг-Леффлер был безусловным лидером шведской математики. Нобель, конечно, знал это, как и то, что, учредив премию по математике, он тем самым создаст реальную предпосылку для присуждения ее Миттаг-Леффлеру, к которому (это доказано) испытывал глубокую личную неприязнь по причинам, возможно, отличающимся от вышеназванной.

Эта почти детективная история так или иначе оставила математику на длительный срок без международной премии. Первым человеком, не просто заметившим это вопиющее для науки недоразумение, но и попытавшимся его исправить, стал Джон Чарльз Филдс.
Tags: всякая всячина
Subscribe
Buy for 30 tokens
В пустыне, в пустыне, на этой стремнине Пачкал Иванушка черные руки. Пачкал Иванушка черные руки. Черные руки, зеленые ухи. Мчался к Иванушке белый фламинго. -Ну-ка, стоять! И нырнул, чтоб вскипело. Чтобы вскипело, и теща проснулась. Теща проснулась и мне матюгнулась. Где ты, Иванушка с вечера…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 9 comments