Наталья (natali_ya) wrote,
Наталья
natali_ya

Борода... Красный колпак... И смех сквозь слезы...

Это тяжело... Реально тяжело... Хотела написать “особенно первый раз”, но поняла, что это неправда. Чувство тяжести не пройдет никогда... Потому что невозможно привыкнуть к тому, что смотришь в глаза умирающего ребенка. Смеешься, читаешь стихи, поешь песенки... А напротив очень взрослый взгляд пятилетнего человека, который всю свою жизнь испытывает боль. Боль и страх.

- Я, здоровый, и, в общем-то, довольно циничный мужик, еле дошел до машины после визита к первому ребенку, - начал свой рассказ Лев Клоц.

Деловой человек, бизнесмен, продюсер, который год подряд одевает в декабре костюм Деда Мороза и идет поздравлять с Новым Годом больных детей. Онкологических больных. Часто, увы, с последним Новым годом.



ИНТЕРВЬЮ


Екатерина Котлярова
— Вас что-то подтолкнуло к этому? Кто-то близкий попросил?..

Лев Клоц
— Нет. Простой случай. Несколько лет назад позвонила женщина. Совершенно незнакомая. Непонятно откуда она взяла мой телефон... Хотя это не проблема. В шоу бизнесе меня знают. И рассказала, что рядом с ней сняла квартиру семья из России. С маленьким, очень тяжело больным ребенком. Мальчик уже не ходил. Родители продали в России дом, вообще все что у них было, и приехали в Израиль с надежной вылечить сына. Тогда “медицинского туризма”, как отрасли, еще не существовало. И они прилетели на свой страх и риск. Сняли жуткое жилье в кошмарном районе Бат Яма – ну чтоб не тратить лишних денег на ерунду – и ждали решение наших врачей. Позвонившая женщина была с ними едва знакома. Соседка. Но она так жалела больного ребенка и его отчаявшихся родителей, и так хотела хоть чем-то скрасить им жизнь... А на носу Новый год. Праздник, который в России все очень любят. Что такое Новый Год – там? Мороз, снег, елка... А тут –дождь и пальмы... Никакого ощущения праздника! “Мне сказали, что Вы работаете с артистами! Придите к мальчику в костюме Деда Мороза. Поздравьте его. Подарите подарок. Радость малышу будет...”

Екатерина Котлярова
— И Вы поехали? А почему Вы, а не кто-то из артистов, с которыми работаете?...

Лев Клоц
— Если честно, сначала я от неожиданности отказался. Сказал, что не артист, мол, с чем и в чем я к нему приду? О том, чтоб на кого-то перекладывать такой груз даже подумать не мог. И дело не в том, что это бесплатно. На благое дело “поднять” людей в Израиле не проблема. Но я же понимал, что это морально тяжело... Разве я мог позвонить и сказать: “Рома... Илья... – не важно кто – смотайся, поздравь умирающего ребенка..”? В общем – отговорился... А потом... Ну не выходил у меня из головы этот звонок. Через несколько дней перезвонил и попросил телефон родителей.

Екатерина Котлярова
— И успели подготовить программу?

Лев Клоц
— Да какая там программа? Выучил несколько стишков детских? Нацепил халат – подобие дедморозовской шубы, сапоги жены... Она спортсменка, выше меня ростом - хоть и я отнюдь не хлюпик - и размер обуви у нас один... Очень пригодилось... Сел во всем этом в машину. Поехал. Захожу в квартиру. А он лежит...

До сих пор вижу эти глаза! Я там что-то из себя изображаю, вроде веселю его, а сам думаю – видно за моими бровями-усами-бородами, что на глаза слезы наворачиваются или не видно? Но обошлось. Он ничего не заметил! Попросил меня сесть рядом. Взял за руку и сказал: “А я тоже много стихов знаю”. И начал их рассказывать... Пацану четыре с половиной года – а он читает вовсю! Ему же детские радости недоступны, вот и научился читать почти с пеленок...

В общем, прошли отведенные полчаса. Я бы и дольше сидел. Но ему нельзя. Тяжело. Подарил подарки, стал прощаться... А он спрашивает:

- Дедушка, ты в следующем году ко мне придешь?

Вот рассказываю, и снова ком в горле. Все же понятно... Глянул на его родителей. Они стоят, слезы сдерживают, пытаются улыбаться...

Как я смог весело ответить: “А как же! К тебе – первому! Ты жди! Учи новые стихи...” - сам не знаю. Вы поймите, я же не артист. Станиславские с немировичами – это не ко мне. Я музыкант. На любом инструменте “сбацаю”. А тут – один на один. Глаза в глаза. Но смог. Поверил мальчишка. Заулыбался. Достал из пакета, только что мной же врученного, игрушку и подарил мне. Она у меня до сих пор стоит...

Выхожу в коридор. Спрашиваю отца: “Что я еще могу для вас сделать?”. Дал свой телефон. Договорились быть на связи. А через две недели он позвонил. Мальчик умер...

Екатерина Котлярова
И несмотря на это, Вы в следующем году снова решили поздравлять безнадежно больных детей?

Лев Клоц
Что значит “несмотря на это”? Как раз – поэтому! Когда понял, что могу подарить человеку, у которого круглые сутки боль нестерпимая, ужас... Подарить полчаса забвения. Они улыбаются. Подпевают. Кто ходит – пытаются танцевать, играть со мной... Я не подарки им дарю. Я им дарю пол часа детства, которого у них может быть никогда и не было! Родители забыли, когда видели улыбки на их лицах... А тут...

Как бы это не было трудно. А это и правда нереально тяжело морально... Я, например, никогда не беру с собой снегурочку; Женщине вынести такое и не разреветься – невозможно! Но, повторяю, как бы это не было трудно – я ухожу от них наполненный. Выжатый, как лимон. Но и наполненный. Мне, как человеку, это надо не меньше, чем им. Они мне дают очень много. Вы понимаете о чем я?



Екатерина Котлярова
— Конечно! А были истории со счастливым концом?

Лев Клоц
— Масса! Многие вылечились, уехали домой. Некоторые уже по пять лет мне письма пишут. Рисунки высылают. У меня весь кабинет ими обклеен. И ни один из них я не снял. Помню каждого автора. Помню, кого из них уже нет...

Я ведь поздравляю не наших, израильских, ребятишек. У них, дай Б-г им здоровья, все есть: родные рядом, друзья, прекрасная доступная медицина... Да и Новый Год – не самый важный для израильтян праздник. А вот семьи, приехавшие к нам из бывшего СССР – им особенно одиноко и тяжело в эти декабрьские дни.

Так вот... Возвращаясь к счастливым историям. Их было бы значительно больше, если б в тех странах, откуда они приехали, детям ставили правильные диагнозы. Правильные и вовремя. Ведь в молодом организме все очень быстро происходит... И цена этих ошибок – жизнь. Родись эти ребята у нас – многие из ушедших, жили б долго и счастливо... Это тоже трудно осознавать. И понимать, что тут уж от меня ничего не зависит.

Екатерина Котлярова
— А как Вы находите координаты этих семей? Их адреса?

Лев Клоц
— Никого искать не надо. Я теперь не домой к ним езжу, а в больницы. Связываюсь с профильными отделениями, договариваюсь... Да и меня находят. Я в этом смысле один такой в Израиле. Уникум. Сарафанное радио срабатывает. В этом году на меня вышла медсестра одной из клиник. Она сама решила организовать елку в своем отделении. Кинули клич в Фейсбуке. Много, очень много людей отозвалось. Кто-то деньгами на подарки помог. Кто-то – организационно, кто-то – транспортом... Надеюсь хороший утренник получится... Чтоб ребятишки его запомнили!

Кто – на месяц, кто – на год, кто на... В общем – на всю жизнь!

Автор: Екатерина Котлярова



https://youtu.be/d4wIXqUUAhg
Tags: израиль
Subscribe
promo neferjournal 19:00, yesterday 22
Buy for 40 tokens
Ничего про них не знала, ни про один, ни про другой не слышала. Отрываюсь от смартфона, поднимаю голову, смотрю, подъезжает. Буквы МЦД на борту. Проехалась, потом стала разбираться, что за поезд. Дело было в час-пик, удалось сделать только одно фото снаружи. Надеялась, что поезд попадется мне…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments