Наталья (natali_ya) wrote,
Наталья
natali_ya

Конкурс "Мозаика прозаика". Читательское голосование.

Друзья!

На конкурс поступило 7 рассказов. Авторам было поставлено следующее условие: рассказ может быть написан в любом жанре и на любую тему, но в нём должна прозвучать фраза:

"Уныло сползавшая по стеклу дождевая капля вдруг вильнула вбок — наискось. Как моя жизнь, мелькнуло в голове..."

Пожалуйста, внимательно прочитайте правила голосования!


1. Голосовать можно за любое количество рассказов.

2. Голосование анонимное, то есть, вы голосуете за тексты, кто их авторы станет известно только после окончания голосования.

3. Рассказы под катом.

Примечание:
1. Авторы здесь не голосуют, только читатели.
2. Ссылки на это голосование в журналах приветствуются, но без указания на свой рассказ и просьб проголосовать за него.

Голосование заканчивается 16 декабря.


1.МОЯ ЖИЗНЬ

Моя жизнь зародилась из семечка. Его сбросила случайная птица. Семечко прилипло к ее лапке, а в полете отвалилось и упало на опушке леса. Моему семечку повезло – земля была мягкая, и оно, освещенное солнцем и политое дождем, проросло и стало развиваться, пока не проклюнулся из земли зеленый росток. Росток выбрасывал все новые и новые листочки, потом веточки, и за лето я подрос до состояния молодого деревца.
Никто за мной не ухаживал, не поливал и не заботился обо мне. По крайней мере, я не видел никого, кто бы интересовался моей молодой жизнью. Но она продолжалась.
Прошло несколько лет. На моих ветках пели птицы, вокруг цвели цветы и жужжали пчелы. Подо мной уже выросла первая грибница, и я узнавал людей, которые приходили к нам за грибами, перекрикиваясь в лесу. Один из них даже подошел ко мне и погладил по коре мой ствол. Это было очень приятно, и я полюбил его.
Моя жизнь не всегда была одинаково легкой. Зимой я мерз и сгибался под холодным ветром, а летом изнемогал от жары. Зато весной солнышко пригревало меня, и я выпускал почки, которые превращались в зеленые листы и так хорошо кормили меня солнечным светом. Осенью лил дождь, и хотя он часто был холодным, но я любил его. Ведь вода – это жизнь.
Однажды осенью, в самый разгар ливня, рядом со мной появилось железное грохочущее чудовище. Оно очень противно воняло и тарахтело. Чудовище стояло на четырех колесах, вернее, не стояло, а пыталось ехать через лужу. Оно пыхтело и дребезжало, но лужа была слишком глубокой и не пропускала его. Тогда из чудовища выскочил человек и быстро маленьким топориком срубил несколько моих братьев и сестер, росших около меня. Их крики и стоны поразили меня до глубины души. Человек бросил деревца на землю, прямо в лужу, сел внутрь своего чудовища и попытался проехать. Но лужа не пускала его, хотя мои братья и сестры лежали на ней. Лужа была слишком глубока.
Тогда человек вышел, громко выругался и подошел с топором ко мне. О, Боже! Какая это была боль! Никогда, никогда уже мне не стать стройным высоким деревом, не прожить долго и счастливо!
Последнее, что я видел в своей короткой жизни – это было заднее стекло чудовища, которое все-таки проехало через лужу. Уныло сползавшая по стеклу дождевая капля вдруг вильнула вбок – наискось. «Как моя жизнь», – мелькнуло в голове...
Впрочем, какая голова? В кроне? Мое тело лежало над лужей, а душа поднялась высоко вверх, и оттуда я увидел свою прошлую жизнь. Вот я сижу в автомобиле, вот глубокая лужа на моем пути, вот я срубаю молодые деревца и кладу их поперек лужи. И проезжаю по ним вперед…
Если б я знал…

2.ТОЛЬКО ПОЗИТИВ

Едва я включил удаленку, как сразу увидел весело подмигивающее окошко коммуникатора.
– Миша, что же ты опять? – написала Даша.
– А что? – написал в ответ я.
– У тебя в рассказе: «Уныло сползавшая по стеклу дождевая капля вдруг вильнула вбок – наискось. Как моя жизнь, мелькнуло в голове...»
– Да, писал такое.
– Фраза какая-то... Кривоватая. Перед этим у тебя описывается, как героиня едет в автомобиле под дождем. В таком случае, слово «дождевая» – лишнее, ясно ведь, что это не кислотная капля, не капля молока или спирта!
Ох уж эти редакторы, мелькнуло в голове...
– И потом, почему «уныло»? – написала Даша.
– Тогда значит, «весело сползавшая»?
– Он еще издевается! Не надо сползать. И дождя не надо. И вот этих вот виляний вбок и через тире наискось. Лишние, посторонние описания! Будь лаконичен! Но при этом понятен. Мне вот непонятно: почему капля так себя ведет?
– Автомобиль ускорился, вот капля и вильнула.
– Это тебе понятно. А если у читательницы нет автомобиля? Она твой кроссворд будет разгадывать? И вообще, что за намеки на унылую сползающую наискось жизнь? Сколько раз я тебе говорила – у нас женский глянец! Только позитив! Никакой меланхолии и депрессивных словечек!
– Но героиня рассталась с молодым человеком. Она что, должна танцевать от радости? Я показываю ее настроение через каплю.
– Так пусть не расстается.
– Если они не расстанутся, как тогда они помирятся в финале? Если все время все хорошо, о чем тогда писать?
Даша замолчала. Обиделась, что ли? Надеюсь, ее просто отвлекли там, в редакции. Я вздохнул. Наверное, она в чем-то права. Самому уныло становится от своей писанины. Да и вообще, я к себе могу еще и не так придраться. Например, когда персонаж в рассказе что-то подумал, это надо кавычками оформлять. Вот так: «Как моя жизнь», – мелькнуло в голове. Без троеточия, не будем ими злоупотреблять, нечего тут туману наводить, понимаешь... И потом, почему именно в голове? Кто его знает, где мелькают мысли. Может, голова слишком хорошего о себе мнения, а мелькает оно в груди?
Я задумался. Если журнал перестанет заказывать раз в неделю эти рассказы, то не видать мне гонорара. А значит... Ой, да ладно, переделаю я вам фразу! Пусть она не ссорится, пусть не будет дождя. Жалко мне, что ли? Напишу так: «Весело подмигивающий солнечный луч озарил стекло и вдруг погас». Как моя фрилансерская деятельность, мелькнуло в кошельке...
– Миша, ты тут? – написала Даша.
– Тут.
– Ладно, я сама все исправлю. Но учти, у меня и так куча работы! В следующий раз старайся, ладно?
– Ладно. Спасибо! Кстати, киса, ты на обед придешь?
– Не знаю, тут столько всего навалилось... А что у нас на обед?
– Сырный суп с зеленью, тефтельки в томатном соусе.
– М-м-м! Бегу! Буду через пятнадцать минут. Целую, киса! Без тебя я бы померла голодной смертью.
– Нет уж, не помирай. И целуй лично, когда придешь, – написал я.
И отправился на кухню, разогревать.

3.ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ

Уныло сползавшая по стеклу дождевая капля вдруг вильнула вбок — наискось. Как моя жизнь, мелькнуло в голове.Тацуо Ясуда, магистр литературоведения, знаток русской литературы, автор статей и монографий, преподаватель престижного университета, утомился и расстроил себе нервы. И, глядя на криво ползущую по иллюминатору слезинку дождя, с долго копившимся отвращением захлопнул (где моя обычная сдержанность? неловко перед попутчиками!) толстый том многословной дребедени под хрестоматийным названием "Война и мир": никогда больше... ни за что... нет-нет, только не это, я пытался, я работал, но всё было зря, прилечу в Токио и брошу всё к чёрту - сколько ни читай это чужое, длинное, подробное, со всеми их сюжетами, рассуждениями, страстями, с их мёртвыми душами, живыми трупами, кисейными барышнями, наполеонами, старушками и прочей психологической достоевщиной, а увидишь каплю, всего лишь каплю, и в голове и в душе звучит свой, старый, как мир, родной, как Фудзи, краткий, как бог, Басё:
Наша жизнь - росинка
Пусть лишь капелька росы
Наша жизнь - и всё же...

4.ШО-ТО ЕСТЬ!

Когда мой папа работал начальником львовского СМУ - специализированного монтажного управления, у него на работе был такой нормировщик - Зубицкий. Разговаривал этот человек не на привычном галицийском наречии, а на суржике. И был он философствующим весьма и весьма. Как-то раз оказался он у нас в гостях, и кое-что из его монологических излияний мне запомнилось:
- До двадцати пяти год, скажу я вам, был я парнишка дрянной - шо называется, земная пиль и гразь. И ни капли жалю в душе... Скок-ко я тех кошек чи собак передушил, когда пацаном был - страшно вспоминать теперь. А потом - как призвали меня на войну - так и стал леригиозным и уверовал. И теперь знаю крэпко - шо-то - есть! Некая такая выщая сила. От, товарищи мои на фронте - те, шо комсомольцы и неверующие - один за одним погибали. А я - без царапинки весь фронт. И даже - в плену был. В Норвегии с голоду подыхал - а вот верил, шо выщая сила - есть. И - жив остался. Меня тая выщая сила, так понимаю, испытывала, як того пророка Иону. А я усё равно верить продолжал...
Конечно, я не так верю, как прынято в церквях или в сектах. Яки-то там попы да иконы... То есть - чистое глупство - ти попы да иконы. У меня бог - в душе. И даже не бог - а тая выщая сила. У меня и с женой всё врэмя конфликты. Она в меня верующая лютеранка. Точнее - она даже не лютеранка, она - кальвинистка - то был такий Кальвин. Скокко я её агитировал, шоб ушла из своей секты - ни в какую. Я её однажды навить побил хорошо - а всё так же упорствует!...
Знаете - меня все эти научные открытия, все эти спутники или лунники - не останавливают в вере, бо то есть не шо иное, як насмэшка над человеком! Шо вони дають - ти спутники-лунники человеку, когда жизнь его хвактически - ни-че-го не варта! Ростёт той ребьёнок - учиться, мучиться, пышет какие-то труды, защищает какие-то диссертации... Ну и шо? Только жить ты начал и глядишь - уже несуть тебя в тую землю погребать. Будь ты хоть царь, хоть профессор, хоть последний погонщик лошадей... От и вся жизнь... Чи не подобна она отой капле дождя, шо он сейчас ползёт по оконному стеклу? Ползёт, ползёт - и вдруг : ляп! И нет её!
Уныло сползавшая по стеклу дождевая капля вдруг вильнула вбок — наискось. Как моя жизнь, мелькнуло в голове...
- Так шо - вы меня в моей вере не разубедите. Не знаю, шо именно, но знаю крэпко: шо-то - есть!..

5.

Уныло сползавшая по стеклу дождевая капля вдруг вильнула вбок — наискось.
Как моя жизнь, мелькнуло в голове...

Электрокардиограф продолжал чертить график на миллиметровой ленте.
Прибор кротко пискнул еще раз и сорвался на протяжный стон.

6. МОРОК

Уныло сползавшая по стеклу дождевая капля вдруг вильнула вбок — наискось. Как моя жизнь, мелькнуло в голове... Всё ускоряя разбег, капля, наконец, оторвалась от стекла, плюхнулась в лужу у стены, затерявшись среди своих сородичей, и я невольно позавидовал ей.
На этот раз оно было коричневатое, сигарообразное и так же беззвучно проплыло мимо дома к полю.
Голубоватый треугольник, прилетевший первым, так и стоял на дальнем конце поля, накренившись, и тусклые разноцветные огоньки перебегали по его вершине. Сиреневый овалоид не было видно за гаражом.
Оранжевое марево ещё больше сгустилось. Справа, на его ближней границе, там, где она проходила через соседский двор, разинув пасть в беззвучном лае и упираясь одной лапой о землю, в позе, исключающей возможность равновесия, застыл чёрный соседский пёс.
Дурацкое и унизительное положение для человека, который привык действовать. Мозг лихорадочно перебирал всякие варианты, отбрасывая все. Связь отключилась ещё до появления треугольника, с этого-то всё и началось — экран опустел и засветился с нарастающей интенсивностью, и я его срочно выключил, недоумевая, посредине разговора...
Тем временем на поле что-то изменилось.
Тонкий, на границе слуха, писк, миганье огоньков «все вдруг» - и поле опустело.
Оранжевый мерцающий туман стал рассыпаться, начиная с верхнего края, с таким мелодичным звоном, как будто сыпались невидимые стеклянные шарики. «Осыпь» достигла земли, и чёрный пёс опустился на все четыре лапы, выдохнув яростное «Гав!», боевой поступью дошёл до ближайшего угла и деловито пометил свой участок. Чтобы знали, кто хозяин!
… Что это было?! Инопланетный ребёнок сбежал от родителей, а те его нашли? Ино-вора настигла ино-полиция? Ино-разведчики — и Земля им не нравится? Или нравится?..
Но, слава Богу, всё прошло...
...С тонким стеклянным звуком вырвавшись из лужи ,капля вернулась на окно и, торопливо пробежав вверх по своему следу, с готовностью остановилась у верхнего края стекла.

7. КИРИЛЛ ФЕЛИКСОВИЧ

Уныло сползавшая по стеклу дождевая капля вдруг вильнула вбок — наискось. Как моя жизнь, мелькнуло в голове Кирилла Феликсовича, мелькнуло и тут же забылось, не было ничего, а Кирилл Феликсович когда-то был, а сейчас умирал.
Хотелось водки и пива, нет, хотелось водки с пивом, и чтобы все пришли, чтобы ходить ногами, и эта мысль ускользнула и пропала в пустоте. Кирилл Феликсович лежал и смотрел в окно.
Сколько осталось этих дней, капель и внимательно смотрящего птичьего глаза, голубь был колченогий, видно мальчишки напакостили и оторвали лапку. Колченогий прилетал и заглядывал в окно каждый день, Кирилл Феликсович не отворачивался от пристального внимания птицы, сам в ответ рассматривая крылья, хохолок из трёх перышков, аккуратный клюв.
Вспоминал деда старого большевика, который многим оторвал не только лапки, но и головы, и стало ему казаться, что вся выпитая им водка и есть те самые реки крови, которые отворил его дед, что всё то зло, что сотворил этот известный и похороненный с воинскими почестями с алыми бархотками подушечек, на которых покоились награды за то самое, что и одним словом назвать страшно, что эти реки выпил он - Кирилл Феликсович, умирающий сейчас тихо в собственной кровати.
Полегчало. Колченогий улетел.
Кирилл вспомнил маму, она покончила с собой, когда ему было пять или шесть лет, он никогда не был на её могиле, а сейчас она сидела на краешке кровати, перебирала покрывало нервными пальцами, мама-мамочка, на кого ты меня покинула, хотелось крикнуть, но смолчал, отвернулся к стенке, закрыл глаза и провалился в забытьё.
Опять кричит, думала Маринка, тяжело уходит, да и скорей бы уже, надоел. Маринка единственная дальняя родня Кирилла Феликсовича, уже давно и плотно вселившаяся в огромную и почти пустую его квартиру, желавшая скорой смерти своему родственнику, но при этом Маринка исправно кормила, поила и мыла своего будущего благодетеля.
День близился к своему завершению, ближе к полуночи Кирилл Феликсович умер.
Утром прилетал Колченогий, долго смотрел на развороченную постель, потом спикировал к помойке.
Маринка собирала на стол. Похороны будут через пять дней. Придут все: благополучные, нервные, пьяные, красивые, трезвые, умные, интеллигентные, опустившиеся, старые, новые, мужчины, женщины, старики, чьи-то дети, нищие, больные, богатые через край, скромные.
Все придут в последний раз к Кириллу Феликсовичу, каждый заплачет и вспомнит о своём, в морге будет холодно, кто-то доедет до крематория, поминки, разговоры, уставшая Маринка, которой вдруг по-настоящему станет жалко Кирилла Феликсовича, и все вспомнят, что они еще совсем не давно были молодыми и пили вместе, а теперь вот какое дело, и защемит тоска, обожгутся слезами, запьют горечь и разойдутся по домам.
Маринка будет долго сидеть на кухне одна, смотреть старые альбомы, плакать и мыть посуду.
Колченогий прилетит через неделю к занавешенному окну, потопчется и упорхнет по своим голубиным делам.
Всё кончилось.



This poll is closed.

Я выбираю рассказы...

№1 "МОЯ ЖИЗНЬ"
11(12.9%)
№2 "ТОЛЬКО ПОЗИТИВ"
13(15.3%)
№3 "ПОСЛЕДНЯЯ КАПЛЯ"
18(21.2%)
№4 "ШО-ТО ЕСТЬ!"
7(8.2%)
№5
13(15.3%)
№6 "МОРОК"
6(7.1%)
№7 КИРИЛЛ ФЕЛИКСОВИЧ
17(20.0%)
Tags: конкурс, мозаика прозаика
Subscribe
promo natali_ya 10:00, sunday 12
Buy for 30 tokens
Что такое перевёртыш: В загаданных стихотворных отрывках слова или обороты речи заменяются либо на противоположные по значению, либо на слова того же смыслового ряда. Порядок слов может не сохраняться. Обязательное условие: сохраняется размер оригинала. Друзья! Здесь вы видите пять стихотворных…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 48 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →