Наталья (natali_ya) wrote,
Наталья
natali_ya

Между компромиссом и конформизмом



На какие компромиссы уважающему себя человеку идти сегодня еще можно, а на какие уже никак? И на сколько баллов компромиссности оценивает себя каждый? Григорий Чхартишвили отвечает Станиславу Кучеру и начинает дискуссию

"В всяком обществе, где государство ограничивает демократические свободы, возникает одно и то же явление. Многие оказываются перед необходимостью все время решать, что для них важнее — собственные убеждения и принципы или собственная же выгода. Это, как правило, далеко не худшая часть общества (у плохих людей ни убеждений, ни принципов нет, так что и проблемы не возникает).

Есть какой-то, всегда очень маленький процент тех, кто не поступится ничем; есть несколько больший процент тех, кто весьма легко меняет убеждения в зависимости от конъюнктуры; подавляющее большинство же находится в «серой зоне» и вынуждено идти на компромиссы.

Каждый из нас, будучи честен с собой, может легко вычислить свое место на всей длинной дистанции от нулевой податливости до стопроцентной.

В хорошо памятные мне советские времена крайними точками тогдашней компромиссной амплитуды можно было условно считать героического диссидента Анатолия Марченко (0 баллов) и беспроблемно колебавшегося с линией партии Сергея Михалкова (100 баллов). Сегодня 100 баллов — это какой-нибудь Владимир Соловьев, а нулевая компромиссность была, допустим, у покойной Валерии Новодворской. Все прочие, за исключением убежденных путинистов, располагаются где-то между этими экстремумами. (Например, мой собственный балл компромиссности, я полагаю, в районе 25, то есть с точки зрения «кремлевского либерала» я отмороженный экстремист, с которым вместе и показаться страшно, а с точки зрения несгибаемого революционера я бесхребетный соглашатель, «сливший протест»).

В России времена делятся на добрые и злые по тому, насколько низко проходит роковой рубеж, после которого компромисс превращается в конформизм. Сейчас этот рубеж в несколько раз выше, чем в брежневские времена, и неизмеримо выше, чем в сталинские. Выбор бывает жесток, но все же не трагичен. О расстрелах и пытках речь не идет, да, в общем, и о тюрьме нечасто — разве что о суме, и то не в буквальном смысле. И все же риск лишиться любимой профессии, обеспеченности, привычного статуса — это серьезный риск. Иногда приходится выбирать: или ты с ним, или нет. Тут и проходит линия раздела. Обозначим ее как 50 баллов.


Впрочем, я давно не был в России и наблюдаю за происходящим издалека. Очень интересно было бы узнать, как этот рубеж сегодня видят люди, находящиеся внутри ситуации. На какие компромиссы уважающему себя человеку идти сегодня еще можно, а на какие уже никак и ни за что? И на сколько баллов компромиссности оценивает себя каждый?"


Я не была в России ещё дольше, чем Григорий Чхартишвили и тоже наблюдаю за происходящим издалека.
А вопрос интересный.
И вообще, есть о чём поговорить...
Tags: размышлизмы
Subscribe
Buy for 30 tokens
Что такое перевёртыш: В загаданных стихотворных отрывках слова или обороты речи заменяются либо на противоположные по значению, либо на слова того же смыслового ряда. Порядок слов может не сохраняться. Обязательное условие: сохраняется размер оригинала. Коли улыбаясь, в свой подъезд войдёшь ты,…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 35 comments