Наталья (natali_ya) wrote,
Наталья
natali_ya

Categories:

Homo sapiens покорил мир благодаря умению создавать мифы и верить в них



Юваль Ной Харари.
У меня уже было несколько постов о его книгах, сейчас хочу рассказать об одной из его теорий, которая меня больше всего заинтересовала. Почему? Потому что она даёт ответ на давно интересующий меня вопрос: в чём главное отличие человека от всех других животных, населяющих планету Земля.

Я текст Харари немного сократила, но всё равно пост получился большой.
Ключевые, на мой взгляд, моменты выделила жирным шрифтом.

Итак, почему миром управляют сапиенсы?


Потому что у них большой мозг, умение пользоваться орудиями, высокая способность к обучению?

Однако человек пользовался этими преимуществами на протяжении 2 миллионов лет, оставаясь при этом довольно слабым, чуть ли не маргинальным существом.

Язык?

Но это был не первый язык на Земле. Свой язык есть у каждого вида животных. Даже насекомые, пчелы, муравьи довольно сложным образом общаются, информируя друг друга об источниках пищи. Не был язык человека и первым звуковым языком. Многие животные, в том числе все большие и малые обезьяны, общаются с помощью голосовых сигналов. Например, язык зеленых мартышек состоит из разнообразных возгласов. Зоологи сумели расшифровать некоторые из них: "Осторожно! Орел!" (и другой, похожий: "Осторожно! Лев!"). Когда исследователи проигрывали мартышкам запись первого крика, обезьяны прекращали свои занятия и с тревогой смотрели в небо, когда же они слышали второй клич, то поспешно карабкались на деревья. Сапиенсы умели издавать более отчетливые звуки, чем зеленые мартышки, но подобными способностями отличаются и слоны, и киты. Попугаи могут передразнивать все производимые человеком звуки, а также и многие другие: звонок телефона, стук двери, завывание сирен. Так чем же так необычен наш язык?

Многие животные, в том числе различные виды людей, и раньше умели предупреждать: "Осторожно! Лев!" Homo sapiens научился говорить что-то вроде: "Лев – дух-хранитель нашего племени".
Способность обсуждать вымысел – наиболее удивительное свойство языка сапиенсов.


Но разве, забивая себе голову фантазиями, человек не становится менее пригоден для жизни в реальном мире?

Дело в том, что язык вымысла позволил человеку не просто отдаться игре воображения, а делать это всем коллективом. Мы научились сплетать общую для всех мифологию: библейскую историю творения, сказания австралийских аборигенов о предначальных временах, националистические мифы современных государств. Общая мифология наделила сапиенсов небывалой способностью к гибкому сотрудничеству в больших коллективах. Муравьи и пчелы тоже сотрудничают огромными коллективами, но они это делают по жестким, раз и навсегда заданным правилам, притом лишь внутри своей "семьи". У волков и шимпанзе сотрудничество строится на гораздо более гибких принципах, однако лишь с небольшим числом близко знакомых сородичей. Сапиенсы же способны легко кооперироваться с любым числом незнакомцев.

Наши родичи – шимпанзе – обычно живут небольшими стаями из нескольких десятков особей. У них формируются прочные привязанности, друзья охотятся вместе, сражаются плечом к плечу против бабуинов, гепардов и шимпанзе-чужаков. В стае существует сложная иерархия. Главу – как правило это самец – мы называем альфа-самцом. Остальные выражают ему почтение, кланяясь и бормоча, точь-в-точь как подданные перед монархом. Альфа-самец поддерживает в своем царстве социальную гармонию: если двое его подданных подерутся, он вмешается и прекратит безобразие. За эту свою общественно полезную деятельность альфа щедро вознаграждает себя лучшими кусками пищи и не подпускает к своим самкам конкурентов.

Размеры группы, которая может быть сформирована и управляема одним самцом, строго ограничены: группа функциональна лишь до тех пор, пока все ее члены хорошо знают друг друга. Два шимпанзе, впервые увидевшие друг друга, никогда не ухаживавшие друг за другом и не боровшиеся друг с другом, не знают, можно ли доверять этому незнакомцу, стоит ли ему помогать и кто из них рангом выше. По мере того как число особей в группе приближается к критической величине, порядок нарушается, и в конце концов стая распадается, а часть ее членов формирует новую.

В естественных условиях группа шимпанзе насчитывает от 20 до 50 особей. Если группа чересчур разрастается, то возникает нестабильность; лишь крайне редко биологам удавалось наблюдать группы свыше 100 обезьян.

У людей критический порог для организационной деятельности на основе внутренних связей тоже ограничен примерно 150 представителями своего вида.

В таких пределах компании, социальные сети, общественные организации и военные подразделения могут действовать на основе близкого знакомства. Взвод из 30 солдат и даже рота из 100 может отлично функционировать благодаря своим внутренним связям, не нуждаясь во внешней дисциплине. Пользующийся уважением сержант становится "королем", и к нему прислушиваются даже офицеры. Семейный бизнес будет развиваться и процветать без совета директоров, гендиректора и бухгалтерии.

Но стоит преодолеть порог в 150 человек, и прежние структуры перестанут работать. Невозможно управлять дивизией из тысяч солдат, словно взводом. Успешный семейный бизнес сталкивается с кризисом, когда разрастается и приходится нанимать много сотрудников. Если в этот момент не удается перестроиться, компания обычно разоряется.

Как же Homo sapiens ухитрился перешагнуть этот порог, создать города, в которых жили десятки тысяч людей, империи, которые насчитывали сотни миллионов? Тут-то и пригодился язык вымысла. Огромные массы незнакомых друг с другом людей способны к успешному сотрудничеству, если их объединяет миф.

Любое широкомасштабное человеческое сотрудничество – от современного государства до средневековой церкви, античного города и древнего племени – вырастает из общих мифов, из того, что существует исключительно в воображении людей. Два католика, в жизни друг друга не видевшие, могут вместе отправиться в крестовый поход или собирать средства на строительство госпиталя, потому что оба верят, что Бог воплотился в человеке и позволил себя распять, чтобы искупить наши грехи. Государства опираются на национальные мифы. Два незнакомых серба понимают друг друга, поскольку оба верят в существование сербского народа, сербской отчизны и сербского флага. Корпорации выстраивают собственные экономические мифы. Два незнакомых друг с другом сотрудника Google эффективно работают вместе, потому что оба верят в существование Google, акций и долларов. Судебные системы живут за счет единых юридических мифов. Два незнакомых юриста найдут общий язык: они оба верят в существование законов, справедливости и прав человека.

Но все это существует лишь внутри тех историй, которые люди придумывают и рассказывают друг другу. В реальности нет богов, наций и корпораций, нет денег, прав человека и законов, и справедливость живет лишь в коллективном воображении людей.

В научных кругах такие явления, которые порождаются мифами и иными сюжетами, именуются "фикциями", "социальными конструктами" или "воображаемыми реальностями".
Воображаемая реальность – вовсе не ложь.


Солгать – значит сказать, что у реки ты видел льва, когда на самом деле ты прекрасно знаешь, что никакого льва там нет. Сама по себе ложь – даже не привилегия сапиенсов. Зеленые мартышки уличены во лжи: они испускают клич, предупреждающий о приближении льва, когда никакого льва нет и в помине. Отпугнув таким образом сородича, только-только подобравшегося к банану, лжец завладевает лакомством.

В отличие от лжи, воображаемая реальность есть то, во что верят все, и пока эта общая вера сохраняется, выдумка обладает вполне реальной силой.


Tags: книги, размышлизмы
Subscribe
promo natali_ya 17:53, yesterday 35
Buy for 30 tokens
Если бы я добавила ещё и изображение учёного, то определить предмет, имеющий отношение ко всем трём персонажам, не составило бы труда. Поэтому общий предмет вычислите по двум картинкам, а учёного назовите. ОТВЕТИЛИ: _a_s_ post_aetatem bulat_balagur
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 14 comments

Bestsergeyoho

October 27 2018, 10:47:36 UTC 10 months ago

  • New comment
Одновременно защищая и чуть критикуя Харари. Он пишет глобальную картину крупными мазками. Часто выдвигает очень интересные идеи и концепции. Это иногда создаёт и у меня лично иллюзию «о-па, как он прекрасно всё объяснил». Но, подумав, понимаешь, что это частично иллюзия. Для серьёзного обоснования любой из этих концепций нужна книжечка страничек в 300. В лучшем случае. А не глава в 15 страниц.

Например, «воображаемая» или «интерсубъективная» реальность. Да, интересная концепция. Но по-хорошему, если подходить научно, она заслуживает толстого тома. Во-первых, её надо увязать с работами других гуманитариев. Он как-то опирается на чужие идеи? (В комментах, например, мемы упомянуты.) Придумал это сам с нуля? Во-вторых, и это главное, надо описать, как это всё работает. Как, например, зарождаются и обретают силу новые «интерсубъективные реальности»? Как и почему они гибнут? Взять типа три примера и на каждый 100 страниц :)

Короче, надо понимать, чего ждать и чего не ждать от Харари. Он хороший «генератор идей» и стимулятор раздумий об общественной жизни. Даже когда ошибается. Пишет бойко, его многие прочитают. (А реально обосновывающие его идеи тяжеловесные тома, возможно, читали бы меньше.) Но он пока что не «создатель гуманитарных теорий». Создатели теорий, типа тех же Маркса с Энгельсом, писали увесистые работы по конкретным темам. А не «21 эссе по 21-му веку».