Наталья (natali_ya) wrote,
Наталья
natali_ya

СЕМЬ ДНЕЙ В ЕВРЕЙСКОМ АНЕКДОТЕ - часть 4

Мне, живущей в Израиле уже 20 лет, особенно интересен взгляд туриста, что и как видят люди у нас, насколько их впечатления совпадают с моими.
Вот с этим, например, я НЕ согласна:
- "Мало кто из приехавших хорошо говорит на иврите".
Разве что в первые годы большой алии, а сейчас прекрасно говорят, иначе как бы наши работали во всех сферах экономики?
Хорошо, конечно, что Зое )автору статьи) не пришлось посетить больницу, но там она увидала бы что русскоязычные врачи и медсёстры прекрасно говорят на иврите.


Оригинал взят у zmiloslavskaya в СЕМЬ ДНЕЙ В ЕВРЕЙСКОМ АНЕКДОТЕ - часть 4

ПРО ЖИЗНЬ В ИЗРАИЛЕ

- Изя, привет! Как дела?
- Зачем спрашиваешь,

в одной стране живем...

         «Сабра» - так называют себя те, кто родился в Израиле, в отличие от мигрантов-репатриантов. Сабра – это огромный съедобный кактус, колючий снаружи и сладкий внутри. Что внутри, не распробовала, колючки же испытала на себе. Мне так и остались милее наши советские евреи, с которыми и общалась все семь дней пребывания на земле Обетованной.

         Когда в Израиле сталкиваешься со своими, нашими советскими и российскими, уехавшими в разное время, тебе кажется, что ты не уезжал из дома. Ну, может быть, в крайнем случае, отъехал в провинцию. Все говорят по-русски, очень общительны, доброжелательны и стараются помочь тебе на каждом шагу и чем-нибудь с тобой поделиться. Родная речь звучит во всех возможных диалектах с разным интонационным рисунком: от столичного до махрового одесского. Ви будете смеяться, но все действительно-таки так разговарррывают! И это, оказывается, страшно заразно: уже через день ловишь себя на том, что легко и с удовольствием воспроизводишь все эти «эээ», «шо» и «щас», как будто говорил так всю жизнь. Чем дольше живет человек в Израиле, тем сильнее его речь приобретает классическую восточную певучесть, замешанную на неповторимом местечковом колорите. Духом еврейских местечек пронизано все. Национальный характер, и без того неистребимый, расцветает на благодатной почве.
DSCN3080

         Ну вот, пожалуйста, не анекдот, сама видела, а главное - слышала. Аэропорт Увда. Местный Duty Free. Пилот одной из наших авиакомпаний, задерживая рейс уже на 15 минут, покупает косметику на минералах Мертвого моря для своей жены по длинному списку. В корзинке около 10 наименований. Консультант отдела активно участвует в процессе.

- Та шо Ви думаете, берите еще вот эту маску.

- Да не велела она мне эту маску больше брать.

- Та Ви возьмите! Это ж шикарная вэщь!

- Да не будет она ею пользоваться.

- Как не будет, если Ви ей ее привезете?!

- Есть у нее такая маска, стоит без дела.

- Ну, слушайте, чего она тогда вообше у Вас хочэт, если эта маска у нее без дела??? 

         Еврейский характер неистребим, необъясним и необъятен, настаиваю на этом! Иначе как объяснить фразу из фильма про огранку алмаза, что крутят туристам на местной фабрике эйлатского камня? Над этой фразой я истерически рыдала, смущая соседей по кинозалу: «История Ромео и Джульетты могла бы закончиться куда менее трагично, если бы Ромео кроме песен подарил Джульетте украшения. Это бы произвело хорошее впечатление на ее родителей». А может, и правда так? Может, и не было бы всех этих напрягов с вековыми проклятьями и кровной местью, если бы Ромео вовремя сориентировался? Или если бы была в нем хоть капля нужной крови.

DSCN2922

         Характер «сабра» - тех, кто родился и вырос в самом Израиле, – нашему человеку, как правило, чужд, так как чужда культура. Разделение на первый и второй сорт в стране существует, хоть и неочевидно на первый взгляд. Многим репатриантам, будь то ашкенази, сефарды или марокканские евреи, не раз доводилось почувствовать себя вторым сортом. Кстати, сам термин родился именно на почве дискриминации, но задолго до образования государства Израиль. Термин «сабра»  ввел в обиход журналист Ури Кейсари в 1931-м, когда вышла его статья под названием «Мы листья кактуса!»  Кейсари 
выступал против высокомерного отношения коренных жителей Эрец-ИсраЭль (Земля Израильская – ивр.) к приезжающим  репатриантам. Слово приклеилось, и сегодняшние сабра страшно гордятся тем, что они сабра, видя в этом образ нового еврея, совсем не похожего на местечкового: уверенного в себе хозяина своей земли, не желающего мириться с ущемлением прав и готового защищать своё государство с оружием в руках. Кроме того, сабра горды еще и тем, что умеют работать. «Новые евреи» позиционируют себя как самоотверженные труженики.

         Справедливости ради, надо сказать, что и «старым евреям», переехавшим из больших городов или из традиционных местечек, расслабиться не удается, как бы безмятежно ни выглядела со стороны их жизнь в курортных городах, например. Каждый репатриант понимает, что ему придется ни один год достаточно много, а порой тяжело, работать, чтобы обеспечить себе достойное существование в зрелые годы, дать образование детям и заняться тем делом, которое приносит не только заработок, но и удовольствие.

         - Пожилые здесь живут достойно. У них нет таких проблем, как у российских или украинских стариков. Но до этого возраста еще надо покрутиться,  - рассказывает Миша, тридцатилетний репатриант из Украины.

         Миша переехал с семьей, когда ему было 18. Он работает диджеем в отеле, а подрабатывает, играя на скрипке на свадьбах. «Я, Зоя, настоящий еврейский мальчик, играю на скрипке», - смеется он. Мишина мама живет на севере Израиля. Вроде бы всего хватает, но три зимних месяца мерзнут: кондиционер не спасает, а лишних денег на электричество, чтобы греться обогревателем, нет.

         - Да сколько той зимы у нас… Терпят, - рассказывает Миша. – Я уже и подзабыл, что это такое – центральное отопление. Недавно с московскими друзьями говорил по Скайпу, смотрю, они в одной футболке дома ходят. Я спрашиваю, у вас что, лето? Нет, говорят, минус пять за окном. Много хорошего у вас там, в России. Я бы хотел жить в Москве или Петербурге. Там культура.

         - Там холодно и мрачно, Миша! Ты там солнца по полгода видеть не будешь!

         - Да на что оно мне, солнце! - с досадой машет рукой Миша. - Поверь, надоедает быстро. Тут дождя ждешь, как праздника. А в Москве люди культурные. Тишина, ушам не веришь, все спокойные, не орут, руками не машут. А тут базар-вокзал. Я бы хоть сейчас уехал, если бы гражданство было.

         - Мне трудно, - признается другой репатриант, хозяин туристической фирмы Яков. – Наше государство, так же, как и ваше, не очень-то поддерживает малый бизнес. И там, и там, важнее крупные корпорации, в пользу которых всё и решается.

         Будучи генеральным директором, Яков сам возит туристов на экскурсии, сам эти экскурсии ведет и еще помогает развозить людей другим своим экскурсоводам. Он переехал в детстве, школу закончил уже в Израиле, прошел курсы гидов и открыл своё дело.

DSCN2933

         Одна из основных сложностей для репатрианта, оказавшегося в Израиле – язык. Мало кто из приехавших хорошо говорит на иврите. Язык наших еврейских местечек на территории бывшего Союза, где обитают ашкенази (восточно-европейские евреи), - идиш. В Союзе, как мы помним, иврит был на нелегальном положении. В последние годы появилась возможность учить иврит в местных общинах, однако, вне языковой среды это дело сложное. Ивритоязычные сабра с усмешкой слушают идиш, ладино (язык сефардов, изгнанных в Средние века из Испании) и любую другую разновидность языка пришлых евреев.

         Для тех, кто стремится замуж в Израиль, расскажу историю нашей с вами соотечественницы, очаровательной кареглазой блондинки, русской девушки Маши, сотрудницы туристической фирмы в курортном городе. В столице нашей родины Москве Маша была управляющей в не последней гостинице, и, по большому счету, неплохо себя чувствовала. Но роковая поездка в отпуск решила всё: Маша вышла замуж на Святой земле.

         - Твой муж местный или приехал?

         - Он уже местный, но не еврей. Эмигрант, такой же, как я, у меня ведь тоже ни капли нужной крови. Лучше бы он еврей был, у них мозгов больше,  - грустно усмехается Маша, но тут же оживляется, узнав, что я путешествую самостоятельно. - Давай тебе кого-нибудь найдем?

         - Нет уж, дудки! Я уж как-нибудь сама, - от души смеюсь я. Это не первый случай здесь, в Эрец-Исраэль, когда меня пытаются «пристроить». Особой популярностью пользуются русскоязычные девушки с «корнями», на них многие не прочь жениться. И объяснить, почему ты этого не хочешь, крайне сложно. – Да ты и сама, похоже, не в восторге от своего мужа?..

         - Понимаешь, с количеством мужчин здесь нет проблем, - переходит на наставнический тон моя новая знакомая, накручивая на палец белокурую прядь,  – Есть проблемы с их качеством, причем проблемы серьезные. Они страшно ограниченные здесь все. Только у себя под носом видят. Не читают, не смотрят, не думают. К тому же все по уши в долгах, избалованные кредитами. Я отдыхать, например, без мужа езжу, у него вечно нет денег. В общем, жизнь сложная. Особенно, если без гражданства. Это ты имеешь право на израильский паспорт с твоей четвертью, а я-то нет.

         - Так в чем же дело? Билет на самолет, и ты дома, - говорю я, в очередной раз пораженная тем, что моя четверть – здесь предмет зависти, а не насмешек.

         - Ну, есть и плюсы в израильской жизни. Я болеть перестала. Здоровый климат, чистая вода и еда. В общем, понять всё это можно, только, если здесь поживешь. Так давай я тебя с кем-нибудь познакомлю?

         Еще одна встреча с нашими – на экскурсии в пустыню, в лучах заходящего алого солнца, красящего светло-желтые горы в ярко-розовый цвет. Как загипнотизированная смотрю на группку ортодоксальных евреев в черных шляпах, поющих молитву на закате: сбились стайкой и раскачиваются над мобильными телефонами, в которых, очевидно, текст этой молитвы.

         - Ты здесь живешь? – без лишних предисловий обращается ко мне соседка по джипу, в котором нас привезли в пустыню.

         - Как здесь? – опешила я, совершенно не понимая, что имеется в виду. Пустыня? Эйлат? Израиль?

         - В смысле, у нас, в Израиле. Ты же еврейка?

         - А, в этом смысле… Да, у меня четверть, - не без гордости заявляю я, уже за два дня научилась. - Но живу я в Москве.

         - А мы из Саратова. Теперь все здесь: я, муж, дочка, сын и внучка.

         - Да Вы волжанка? И как вам? Не скучаете по Волге?

         - Хорошо все, в общем-то. Не скучаю. Как сын приехал, так не скучаю. Ну, вернее, сказала себе, что не скучаю, и не скучаю теперь… Хочешь чаю? Может, тебе помочь надо чем?

         Вот такие они, наши в Израиле.  Рядом с ними не пропадешь. Конечно, живя здесь, они приобретают новые черты, что-то перенимают у сабра. Например, учатся защищаться от внешнего арабского мира. Но душевность – продукт великой русской культуры – в них остается.

Продолжение следует...

DSCN2937

Tags: перепост
Subscribe
promo natali_ya 12:03, tuesday 8
Buy for 30 tokens
Начинается голосование за лучшие перевёртыши в конкурсе "Наше всё"! Голосовать можно за несколько перевёртышей сразу. Имена авторов перевёртышей станут известны только по окончании голосования, которое будет проходить 3 дня: с 14.09 по 17.09 включительно. Для привлечения участников ссылки…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 38 comments